?

Log in

No account? Create an account

malkuth_ru


Спрятанное под крылом голубки

Поставить алтарь Артемиде


другая сторона воды / the other side of the water
malkuth_ru
Под голубым небом
Есть золотой город
Об этом нам сообщает
Песня из телевизора.
Или он спрятан в воду,
Или зарыт в землю,
Или горит в выси...
Что нам о нем думать,
Тихим жителям Мордора?

Каменная помада,
Надя да Таня да Рада,
Что нам еще надо?
Билеты на самолеты,
Внутренние полеты,
Сны до самой весны,
Губы твои красны.
Стукнутые тридцатники,
Сотники и десятники,
Красные фонари,
Будь со мной до зари...
Серьезные человеки,
Не трогайте его веки.
Все это так, к слову,
Красному, не золотому.
Поговорим про Олю

Оля, ты ветер в поле,
Страшная, дикая, черные волосы,
В которых купаются росинки.
Ты выходишь на станцию,
Думаешь постоять минуту,
Но вместо минуты проходит час
Грохота электрической души,
Увозящей в каменное никуда
Души лесов и первобытных ящеров,
Ящеров, которые поедают тебя во сне.


Может, не стоило уезжать на дачу?
Здесь хорошо, только по весне
Всюду выносит трупы собак,
Бездумными скрипами разговаривает овраг,
Каждый камень делается тебе враг.

И тогда тебе хочется просто спать,
Просто рычать, просто плакать, кричать,
Просто уплыть куда-то с этой рекой,
И тебе кажется, за этим воем спрятан другой вой.
И тогда думаешь: я мертвая, но в каком смысле?
Кто ждет по другую сторону выплаканной тобой реки?
И тогда приходит папа (мама все понимает)
Нужно гасить ночник, хотя так страшно гасить ночник.
Ты засыпаешь, с тобой разговаривают динозавры.
Говорят: послушай, Оля, а мы ведь живые!
Время глупость, которую белый человек
Придумал мерзким похмельным утром.
По другую сторону сна, в другом смертном царстве,
Нас сейчас затягивает в чудовищную могилу,
Был один человек, говорил:
Вы едите мою кровь и тело.
Мы хотим добавить:
Это и наше тело.




Ты наверное, слышала, Оля, бывает “Ад”?
Ад это поезд, едущий в Ленинград,
Груженый смертью из несуществующей пустоты.
Ад это ты
Не бывает ада глубже, чем ты.

Ты просыпаешься, почти задохнувшись,
Хочется рассказать, что видела —
Некому
Рядом с окном выстукивают часы,
Господи как они могут с часами спать?
Господи, это мое лицо?
Это моя кровать?
Тут кривится небо,
Изрыгает воду с грозой,
Пахнет озоном —
Это и есть доступная тебе благодать.
Вот и вся память о том,
Откуда ты появилась,
Хочешь летать и плавать...
И разве есть разница:
Плавать или летать?
under the blue sky
there is a golden city
of that we are told
by the song from the television.
or is it hid in the in the water?
buried under the earth’s lid,
or burning up in the heights?
what should we care, really
the mordor’s quiet citizens?

look, here the stony lipsticky,
nadya &tanya &mickey
what should we care really?
tickets for air planes
all the inner landscapes,
dreams till the spring comes,
red are your lips at once,
hey i just turned thirty
hey nice and shapely
there the red light
stay with me all the night,
there the serious men
don’t raise their lids again
all this just by the way
the scarlet one, not the gold
let us talk ‘bout Olya.

Olya, you’re the field’s wind
scary, wild, with the dark hair
in which the dewdrops shelter
you enter the station
thinking to stay there for a minute
but the minute turns into an hour
of the electrical soul’s rattle,
taking into the stony nowhere
the souls of the forest
and of the primeval lizards
lizards that eat you in your sleep

maybe you shouldn’t have gone to the dacha?
it’s good here, only the spring
brings up the dog’s corpses everywhere
the ravine talks in a thoughtless screeches
every stone turns into your enemy.

then you want just to go to sleep
just to roar, weep, shout,
just to float down this river
and you think this howl hides in it
some another howl.
then you i think: i am dead, but in what way?
who is waiting for me on the other side of the teary river?
then the dad comes (mama gets everything)
and you have to turn off the night light,
but you don’t really want to turn off the the light.
then you go to sleep and dinosaurs start talking to you.
saying: listen, Olya, we are alive!
time’s a meaningless thing that the white man invented
some putrid hangover morning
on the other side of the dream,
in the death’s other kingdom,
we are right now sinking into the horrible graves
there was a man once who said:
this is my blood and body you’re eating
we have to add:
this body is ours too.

have you ever heard, Olya, about Hell?
Hell is a railway train, you should know well,
loaded with death from the nonexistent emptiness
Hell is you
there is no Hell deeper than you.

then you wake up, almost smothered,
you want to tell what you saw —
but there’s no one to
near the window the clocks strike
oh lord how can they sleep with those clocks?
oh lord is that my face?
is that my bed?
then the sky heaves
belches out the water &thunder
it smells ozone
which is all the grace
that you get to get here
which is all the memory
of where you came from
and you want to fly or to swim...
but does it really make any difference
if you fly or swim?

 

другая сторона реки
face
malkuth_ru

Вчера написал специально для выставки "Черное золото" в галерее "Кухня" на Белинского, 9.
***
Под голубым небом
Есть золотой город
Об этом нам сообщает
Песня из телевизора.
Или он спрятан в воду,
Или зарыт в землю,
Или горит в выси...
Что нам о нем думать,
Тихим жителям Мордора?

Каменная помада,
Надя да Таня да Рада,
Что нам еще надо? Read more...Collapse )
Надо это перевести на английский. Когда переведу, выложу туда же, где и оригинал:
http://malkuth.kroogi.com/content/show/829997
Kroogi — билингвальный сайт, очень мне лично симпатичный.


I've now got the new LiveJournal Messenger.
malkuth_ru
I've now got the new LiveJournal Messenger. My Windows Live ID is malkuth_ru@livejournal.com. Sign up now and we can chat!

фоносемантическое
malkuth_ru
озон=о3=троица=благодатный воздух=амазон

в "глоссолалии" белого не проверял

новая наука любви / new science of love
malkuth_ru
Вот свежие стихи. Извините, что  без ката — билингва так просто не режется.

Говорят, раньше были чужие письма,

Теперь чужих писем нет,

Все чужие письма читает

Сотрудница «Космополитэн» Полозкова,

Пересказывает их своими словами,

И поэтому

Каждый теперь как на ладони

Бери его голым,

Если только хочешь.

 

Но ты – не очень-то хочешь.

Ты хочешь меня

И еще тебе хочется прочитать мои,

Не показанные никому, письма,

Все обо мне знать,

Сосчитать каждый мой нерв,

Зачем?

Мне твои нервы считать не нужно,

Я знаю их все,

С первого взгляда.

Мне куда интереснее то,

Что лежит по другую сторону нервов.

 

К женщине можно идти длинным путем,

Придумать себе

Одиссею,

Отца Одиссея,

Итаку,

Каллипсо,

Эльпенора,

Кирку,

Сирен,

Телемаха,

Циклопов,

Угнетенный народ,

Враждебные классы,

Умирающие посевы,

Космический цикл,

Женихов Пенелопы,

социализм,

либертарианство,

марксистскую диалектику,

метафизику,

геополитику,

время,

пространство,

память.

 

На любом из этих путей

Есть шанс встретить частичку тебя,

И, вцепившись в нее,

Ждать, пока вместе не съест земля,

Геа, которую научил политике.

Потом идти во второй круг,

Ада, рая, чистилища,

Черной дыры, шаманского космоса, неба праведников,

Неба славян – это уже как получится,

Кстати сказать, между ними вообще разницы нет

Так сообщает разведка

Под названием «квантовая механика»;

В этом смысл троицы.

 

Кроме этих кривых дорог,

Есть прямой путь,

Который Данте, собственно, и открыл.

Осип Бродский

Тоже неплохо его знал, кажется.


Именно: в женщину можно

Просто вставить хуй,

Ни о чем постороннем не говорить,

Быть здесь и сейчас,

Сделать больно и хорошо,

Заставить ее умереть,

Целовать везде,

Пить ее соки,

Проливать на нее свои соки,

А когда она возвращается в мир живых

Запереть  душу в синий чулан,

Спрятать ключ под зеленый ковер,

И идти к гостям,
Пробовать привести

В порядок видимый космос.

 

Вот третья дорога:

Первооткрыватель Джон Донн,

В этом странно-набухшем мире,

Под названием Запад.

Или не он, а Джон Ди?

Тот, с которым вступал в сообщение

Ангел Западного Окна.

Скажу так: Джон Дидонн.

Так вот, идея простая:

Раздеваю тебя,

И в этих чертах

Начинаю заново находить вселенную.

Вот здесь у тебя время,

Здесь Каллипсо,

Здесь Кирка,

Здесь твой социализм,

Здесь твоя метафизика,

Здесь твой цикл,

Здесь посев,

Отсюда растет Телемах.

 

Можно выйти на перекресток,

Посмотреть в глаза первой встречной женщине

И вести ее под венец

Или просто на ложе.

В этом большой мастер

был Джимми Моррисон.

 

Проблема такая:

От любви пространства

Очень сложно спрятаться,

Особенно если имел глупость

Подписать эксклюзивный контракт

С Айзеншписом, скажем,

Или связаться

С Филом Спектором,

С Алланом Клейном.

А где пространство – там время,

Где время, вступает в игру смерть;

Иногда в игру очень быстро вступает смерть.

 

Выход, спасибо ученым,

Такой:

Запастись на неделю продуктами,

На улицу не выходить,

Вместе пройти все науки.

Потом – выйти удостовериться,

Какое тысячелетие на дворе.

 

Нельзя исключать,

Что тысячелетие будет другое,

Или просто:

Наука сделала грандиозный скачок,

На каждом углу стоит по бесплатной машине времени,

Или инопланетный друг

Предлагает вам путешествие.

или, минимум,

все веселые и счастливые,

всюду цветы.

почитайте е.е. каммингса!

 

Если вам не хочется, чтобы переживали

Друзья и родственники,
Посылайте в мир каждый день

По сети, или еще как умеете,

Мыльные пузыри эроса,

Но не смейте,

Не смейте смотреть

Куда те улетели!

Впрочем,

Если все-таки посмотрели –

Не страшно.

Просто придется

Надуть пузырь еще раз.

В запасе примерно

Миллион попыток.

Или три миллиона?

 

И не забывайте –

Все это возможно

Только благодаря

Миллионным трудам

Ваших несуществующих предков,

Ваших воображаемых предков,

Топтавших тропу в пустоте,

Лишь с одной мыслью:

Я хочу,

Чтобы все у моих детей

Получилось.

They say they used to have private letters once,

But not anymore,

All the private letters are read

By Vera Polozkova from Cosmopolitan

Who retells them in her own words,

So that

You can read anyone as a palm of your hand,

Take him naked,

If you want him.

 

But you don’t really want him.

You want me,

And you want my letters

That I don’t show anyone,

You want to know everything ‘bout me

Count all my nerves.

Why?

I don’t have to count your nerves

I know all of them

At the first sight

I’m much more interested in what’s lying

On the other side of the nerves.

 

You can try to reach woman the long way

Invent

Odyssey

Odyssey’s father,

Ithaca,

Callypso,

Elpenor,

Circe

Sirens,

Telemachus,

Cyclops

The oppressed people,

Enemy classes,

Dying crops,

Cosmic cycle,

Penelope’s grooms,

Socialism,

Libertarianism,

Marxist dialectic,

Metaphysics,

Geopolitics,

time,

space,

memory.

 

If I go any of those ways

I have a chance to meet some part of you,

And, clutching it,

Wait for us being devoured by the Earth,

Gea that I taught politics.

Then we go to the second circle

Of Hell, Paradise, Purgatory,

Black Hole, Shamanic Space, Heaven of the Saints,

Slavic Heaven – it all depends on particulars.

BTW, all those things are the same,
According to the reconnaissance

From the “quantum mechanics”;

That’s what the Trinity means.
 

Besides these crooked roads,

There’s a straight way,

That Dante, actually, found.

Osip Brodsky

Was good at it, too.


Namely: you can just put your dick

Into a woman

Not talk of anything else,

To be right now, right here,

To hurt her with pleasure,

Make her die,

Kiss her everywhere,

Drink her juices,

Slush her with your juices,

And when she’s coming back from the dead

Lock her soul in a blue closet,

Put the key under the green carpet,

And go join the guests,

Try to fix the order

Of the visible cosmos.

 

Here’s the third road:

First found by John Donne,

In this strangely-swelled world,

That we call West.

Or was it John Dee?

One that communicated

With the Angel of Western Window

Let’s call him John DeeDonne.

Well, the idea is simple:

I undress you

And in your lineaments

I rediscover the universe.

Here’s the time,

Here Callypso,

Here Circe,

Here socialism,

Here metaphysics,

Here the cycle,

Here the crops,

There grows Telemachus.

 

You can go to the crossroads

Look into the eyes of the first woman you meet,

And make her your bride

Or  just take to your bed,

Jimmy Morrison was very good

At such things.

 

Here’s the catch:

When space falls in love with you,

It’s very hard to hide from it,

Especially if you were fool enough

To sign an exclusive contract

With Ayzenshpis

Or to get involved

With Phil Spector

or Allan Klein.

And where there’s space, there is time,

Where there’s time, Death joins the game;

It can join the game very fast.

 

The exit strategy, thanked be scientists,

Is this:

Save up the food for a week,

Don’t go outside,

Learn all the sciences together.

Then go check outside

What century are you in.

 

You cannot exclude

The possibility that it would be different century,

Or just:

So many scientific breakthroughs,

A free time-machine at every corner,

Or a friend from another planet

Wants you to take a ride.

Or, at least,

everyone's happy and jolly,

flowers everywhere.

just read e.e. cummings.

 

If you don’t want your friends and your relatives

To be worried

Just send to the world outside

Through the Net, or whatever other way you know,

The erotic bubbles,

But don’t you ever,

Don’t you ever look

Where they went!

Still,

If you did look –

It’s OK.

You’ll just have to make

One more bubble.

In your store

There’s a million of bubbles left.

Or is it three millions?

 

And don’t you ever forget

All this is possible

Only because

Of the million-fold Work

Of your inexistent ancestors,

Of your imaginary ancestors,

Threading the path in the dark

With a single thought:

All I want

Is my kids

To make it.



Или см. тут: http://malkuth.kroogi.com/content/show/810383

выстрел в аду
malkuth_ru

Из старого:

Ты вытаскиваешь
Из кармана пальто органайзер.
Я нащупываю курок,
Бог – это мой кайзер.
Смело отряхнув прядь на лбу,
Начинаешь лирическую пальбу.
Читаешь стихи, выровненные на левую сторону,
О том, что тянет земля, но ты не отдашься ворону.
О том, что ласкает женщина, но ласкает не ласково,
О том, что добро – только маска, во
Времена славные доисторические,
Нежные, жестокие, и истерические,
Не придуманная еще и не нацепленная,
И туда, где раньше был третий глаз, не прикрепленная.
Говоришь, что почти сделался уберменшем,
Потому что стыдно делаться кем-то меньшим.
А потом почему-то о том, что не знаешь, кому и зачем это нужно,
Что не знаешь, откуда взялась эта боль,
И какой-то бред, невменяемый и натужный,
Про разбитые стекла и насыпанную на голую рану соль,
И про то, что трахнул вчера собачку,
А потом смотрел, как она мастурбирует,
Что минетами заработал на тачку,
Что в конце концов блажен только тот, кто верует.
После этого начинает уже во все трубы
И дудеть и пищать невыносимый румынский оркестр,
И я вижу только твои звонкие губы,
Слышу говор с мест, р-
Руки вздрагивают, в голову ударяет выстрел.
Все, Вы, как говорится, ушли, мистер...
Мне обидно думать о том, что убил своего двойника.
Я придумал метафору: жизнь – она как река...


Комментарий к Крику (Аллен Гинзберг)
malkuth_ru

Свят! Свят! Свят! Свят! Свят! Свят! Свят! Свят! Свят! Свят! Свят!
        Свят! Свят! Свят! Свят!
Мир свят! Душа свята! Кожа свята! Нос свят!
        язык член рука задница святы!
Всё свято! Все святы! Всюду святы! каждый день
      вечность! Каждый человек ангел!
Бомж свят как серафим! безумец свят как ты душа моя свят!
Пишущая машинка свята поэма свята голос свят слушатели
      святые свят экстаз!
Святой Петр святой Аллен святой Соломон святая Люсьена святой Керуак святой
      Ханке святой Берроуз святой Кэссиди святые безвестные паршивые
      страждущие бродяги святые чудовищные человекоангелы.
Свята мать моя в психиатрической клинике! Святы члены дедушек из Канзаса!
Свят стенающий саксофон! Свят боп-апокалипсис! Святы джазбэнды
      марихуаны хипстеры мир пейот трубки & барабаны.
Свято одиночество небоскребов и тротуаров! Святы кафе, заполненные
      миллионами!  Святы волшебные реки слез под
      тротуарами!
Свят одинокий герой! Свят бесчетный агнец среднего класса! Святы
      безумные пастыри мятежа! Кто врубился в Лос-Анджелес тот и есть Лос-Андежелес!
Свят Нью-Йорк Свято Сан-Франциско Святы Пеория & Сиэтл Свят Париж Свят
      Танжир Свята Москва Свят Истанбул!
Свято время в вечности свята вечность во времени святы часы в пространстве свято
      четвертое измерение свят пятый Интернационал свят Ангел в Молохе!
Свято море свята пустыня свята железнодорога свят локомотив святы
      видения святы галлюцинации свято чудо свят глаз свята бездна!
Свято прощение! милосердие! сострадание! Святы! Наши! тела! страдающие!
      великодушие!
Свята сверхестественная суперчудесная умная доброта души!


Вийон, Бэзил Бантинг
malkuth_ru

В записях голосах Бэзила Бантинга, как и в записях Паунда, слышишь едкого старикана. И на фотографиях он обычно такой же. Но писал он “Вийона” 25-летним (уже тоже едким) юношей. Примерно таким:

Вчера утром перевел его первую “Сонату”. Это был реальный духовный опыт, т.е., было чувство, что закончил перевод другим человеком, нежели начал. Выкладываю сейчас черновик, окончательная версия будет, когда проконсультируюсь по историческим и культурным реалиям со специалистами.

I.

Он, кого мы анатомировали
чьи слова собирали подобно прекрасным цветкам
дивились его выдумке и тому как ясно описывал он предметы
обращается
к нам, замыслившим суть
всю ночь задумчивым над костьми мертвеца.


Язык мой изгиб внутри уха. Видение лжет.
Мы видели то, чего не было,
Император с  Золотыми Руками, Девственница в голубом.
(-- Яркокипящий пергамент,
Матфей Парижский, короли в золоте и голубом)

Эту ложь
Нацарапал на черном Бог знает кто
Бог, Бог знает кто.

В темноте, в оковах
на согнутых локтях поддерживал слабую спину
кричал в глухих стенах опять пусто
нет резонанса. Исчезнул, молчит, и всегда молчал.
В моей звукокомнате недостаток звонкости. Почти неслышный,
бормочу в ухо:
Голая речь! Голая нищенка холодная и слепая!
Ради меня заверните ее в пэйслийские шали, в блестящие мягкие ткани
спрячьте ее, закутайте в мягкий глянец ворса.

дальшеCollapse )

Голос автора:

 

Текст оригинала:

http://www.poetryfoundation.org/archive/poem.html?id=8198


Основание
malkuth_ru

 

Далее следует набор внутренне созвучных цитат. Все переводы мои.

 

Вернуть монумент богини в Террачину стоит больше любого метафизического аргумента.

Эзра Паунд

 

***
В глухих
Судьбинах,
В земных
Глубинах,
В веках,
В народах,
В сплошных
Синеродах
Небес 
-- Да пребудет
Весть:
-- «Христос
Воскрес» --
Есть .
Было.
Будет

Андрей Белый, "Христос воскрес”

 

***

Не лепо ли ны бяшетъ, братие,
начяти старыми словесы
трудныхъ повестий о пълку Игореве,
Игоря Святъславлича?
Начати же ся тъй песни
по былинамь сего времени,
а не по замышлению Бояню!

***

«Следует быть абсолютно современным», Артюр Рембо

***

The Time is Now, Moloko

***

"Получив ваши вопросы, я находился в сильном затруднении, не зная точно, что называется в современности словом "поэзия". Правда, мне попадаются среди статей в журналах, а порой даже в виде отдельных книг, напечатанные особой типографской манерой рассуждения о политике, о любви, о святости троицы и о кофейном сервизе, с созвучными окончаниями строк или без них. Если вы называете именно эти странные упражнения поэзией, то я ответить на ваш вопрос не могу. Я также не имею никакого суждения о многих других бессмысленных занятиях -- расладывании пасьянсов  или чесании спины с помощью китайских ручек. Впрочем, я охотно допускаю, что такое времяпрепровождение нравится отдельным индивидуумам, и не вижу в этом ничего предосудительного. Я полагаю, что в подобных случаях надо проявлять полную терпимость, руководствуясь изречением, вырезанном на ошейнике собаки Диогена, попавшей в собачий рай: "Здесь каждый развлекается как может". В давние эпохи под словом поэзия подразумевались занятия, непохожие на вышеуказанные, но весьма осмысленные и полезные. Слово являлось действием, и поэтому поэзия, как мудрое сочетание слов, способствовала тем или иным жизненным актам. Мне известна высокая поэзия знахаря, умевшего сочетаниями слов добиться того, чтобы бодливая корова давала себя доить. Но как я могу применить то же возвышенное слово к головоломкам Малларме, которые тридцать три бездельника разгадывают в течение тридцати трех лет? Слово некогда могло убить или излечить, заставить полюбить или возненавидеть. Поэтому заговоры или заклинания были поэзией. Поэты являлись ремесленниками, работавшими, как все люди. Кузнец ковал доспехи, а поэт слагал героические песни, которые вели к победе. Плотник тесал колыбель или гроб, а поэт писал героическую песню, которые вели к победе. Плотник тесал колыбель или гроб, а поэт писал колыбельную песнь или причитания. Женщины пряли и за пряжой пели песни, делавшие их руки быстрыми и уверенными, работу легкой. Я читал как-то стихи, которые вы печатаете в вашем уважаемом журнале, спрашивал: кому они могут пробудить или повести на бой, чьей работе могут помочь? Единственное их назначение, не вытекающее, впрочем, из задания авторов, убаюкать человека, уже подготовленного ко сну статьей о количестве гласных и согласных в стихе Расина. Итак, повторяю, вспоминая былое прекрасное ремесло и сравнивая его с непонятным мне занятием, я не знал, как ответить на ваш, с виду простой, вопрос. Но мой юный друг Э., русский, с которым я посоветовался, сообщил мне о факте исключительном и в известной степени уничтожавшем мои сомнения. Оказывается, в России живет поэт (фамилию его я, к сожалению, не запомнил), который написал следующее стихотворение:

Хочу быть дерзким! Хочу быть смелым!

Хочу одежды с тебя сорвать!

Хочу упиться роскошным телом,

Хочу из грудей венки свивать!

Э. утверждает, что, когда в городе Царицыне какой-то военный писарь продекламировал это четверостишие горничной, бывшей к роману с ним отнюдь не подготовленной, оно возымело столь решающее действие, что горничная сама начала поспешно расстегивать платье. Это важное сообщение показывает, что для поэзии в современности есть некоторые возможности, и я могу закончить мой ответ не панихидными вздохами, а словами надежды. "

Илья Эренбург, Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников

далееCollapse )